Путь Души

Путь духовного развития, достижения гармонии с миром и любви к себе

Метафизика и космология ученого Николы Тесла

МЕТАФИЗИКА И КОСМОЛОГИЯ УЧЁНОГО НИКОЛЫ ТЕСЛЫ

 

…Вещи скорее создавались в умах ангелов, чем в Природе, т.е. ангелы представляли себе и знали их (все вещи) в своих мыслях, прежде чем они получали действительное существование.

 

Слова св. Августина, приведённые Блаватской в томе III «Тайной Доктрины»

«Я не тружусь более для настоящего, я тружусь для будущего, – сказал Тесла собравшимся в Нью-Йорке журналистам более 70 лет назад. – Будущее принадлежит мне!». Изобретатель переменного тока, многофазных моторов и генераторов, обратимого магнитного поля, радио, телеавтоматики, изобретатель, на патентах которого, по сути, основана энергетика XX в., в полном одиночестве десятилетиями работал над объяснениями космических процессов, желая объединить теоретически материальное и духовное подобно тому, как он это сделал и в своих практических открытиях.

 

Наиболее плодотворный период своего творчества Тесла провёл в США. Он запатентовал более 300 изобретений в разных странах. Многие из них ещё и сегодня не повторены; например, приёмник радиантной энергии, о принципах работы которого ничего определённого не известно, кроме того, что, возможно, речь идёт о преобразователе энергии космических лучей.

 

В период с 1899 по 1900 гг. он исследовал электромагнитные колебания СНЧ в специально построенной для этого лаборатории в Колорадо-Спрингс и через 2 года начал строить в вблизи Нью-Йорка, на Лонг-Айленде, всемирную передающую станцию, которую так и не закончил. Этот эксперимент финансировал американский стальной магнат Морган, личный друг Теслы.

 

После закрытия проекта Ворденклиф в 1905 г. Тесла как учёный выступает анонимно, вплоть до своей смерти на 87-м году жизни в январе 1943 г. В эти последние годы Тесла предпочитал работать уединённо, вдали от людских глаз. Всё указывает на то, что этот период не был лишён новых открытий. Именно тогда, уже зрелый учёный, он приходит к фундаментальным выводам, которые наверняка в будущем станут новой вехой в науке. Ведь из истории известно, что, как только научная мысль оказывается на перепутье, учёные обращаются к прошлому в поисках опоры и вдохновения.

 

Как Тесла приходил к своим открытиям? А это – и влияние электромагнитных волн СНЧ на биологические системы, особенно на работу головного мозга, и слияние энергетических структур, так называемых «огненных шаров» из индукционного поля первичных и вторичных электромагнитных катушек, и сверхпроводимость естественных и искусственных сред, так называемый беспроволочный перенос энергии и прочее.

 

 

Каковы основные аксиомы космологии Теслы? Как они следуют из его метафизики? Как он применял их в своих физических опытах? Почему теоретики и эмпирики современной физики времени так заинтересованы в реконструкции теории физической реальности Теслы и его взгляда на электромагнитные явления? Почему Тесла не сформулировал своей научной теории и не опубликовал её? Могут ли воззрения Теслы на этическую сторону научных открытий помочь в облагораживании современных естественных наук, особенно физики, находящейся в кризисе?

 

 

Что можно в более-менее близком будущем ожидать от изучения идей Теслы? Будет ли преувеличением сказать, что Тесла в 1900 г. обосновал возможность глобального информационного общества в своей знаменитой статье «Общемировая система»? Это ли не техническая и технологическая основа того, что сегодня именуют «новым мировым устройством»? Является ли Тесла духовным предвестником новой научно-технологической цивилизации, именуемой Теслианой, господствующей технологией которой, возможно, станет «конструирование времени», где единственным, неисчерпаемым источником энергии будет – время, вернее, асинхронность различных уровней физических процессов?

 

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕТОД ТЕСЛЫ

 

Вернёмся в середину XIX в., в маленькое село Смилян, что в Лике, австро-венгерской провинции. Там 10 июля 1856 г. у Милутина Теслы, сербского православного священника, и Георгины, по прозвищу Дьюка, рождённой в знаменитой семье Мандич, появился 4-й ребёнок – Никола.

 

Вплоть до 8 лет Тесла был слабым и нерешительным. Попросту ему не хватало сил и отваги прийти к какому бы то ни было решению. Чувства обуревали его постоянно, и маленький Никола всё время пребывал между двумя крайностями – восхищением и грустью. Его преследовали мысли о боли, смерти, о религиозном страхе: «Меня раздирали суеверные предубеждения, я жил в постоянном ужасе от злого духа, великана-людоеда и прочих сатанинских чудищ мрака. А потом вдруг наступил крутой поворот, и всё моё существование стало проходить в другом русле».

 

В то время в нём развились многие удивительные наклонности и привычки, и часть из них можно приписать внешним влияниям, но некоторые остаются не разъяснёнными. Так, при взгляде на жемчуг с ним случалось нечто наподобие приступа. Искристость кристаллов, как и других гранёных предметов с ровными поверхностями, его восхищала. Персики приводили к приступам лихорадки. Появление в доме какого бы то ни было уюта вызывало невыносимую неловкость. Вот как пишет он через 60 лет: «Я чувствителен к некоторым из этих неприятных раздражителей. Стоит мне опустить прямоугольные куски бумаги в жидкость, как во рту появляется странный и неприятный привкус».

 

Книги он любил более всего, и поскольку у его отца была великолепная библиотека, мальчик удовлетворял в ней рано пробужденную страсть к чтению. Отец, однако, противился тому и впадал в ярость, если заставал сына за ночным чтением, прятал свечи, не желая, чтобы мальчик портил глаза. Но Тесла доставал сало, делал фитили и, отлив тонкие сальные свечи, читал иногда до зари, предварительно заткнув все щели и замочную скважину.

 

Семья Теслы не разрешала ему учиться в политехническом институте, особенно отец, требовавший, чтобы он стал священником. Чувствуя глубоко в себе неумолчное призвание инженера-электрика, Никола из-за этих разногласий тяжело заболел. Когда наступил кризис, и было ясно, что он может не выжить, отец согласился с желанием сына. Словно неким чудом, Тесла вскоре выздоровел, и весь ушёл в изобретательскую фантазию. После умственного напряжения он начал страдать от странного явления – появления чётких видений сопровождаемых иногда сильными световыми вспышками, что, можно сказать, свойственно людям, обладающим парапсихологической мощью <…> «Сильные вспышки света, – писал он, – покрывали картины реальных объектов и попросту заменяли мои мысли. Эти картины предметов и сцен имели свойство действительности» Тесла замечал, что он их вполне ясно отличал от воображаемых. Объясняя, что с ним происходило, он ссылался на видения того, чему был свидетелем днём; то, что возбуждало его нервы, вдруг появлялось перед ним ночью совершенно реально и продолжало сохраняться даже тогда, когда он пытался убрать это руками. Дабы избавиться от мук, вызванных появлением «странных реальных видений», он сосредоточенно переключался на видения повседневной жизни.

 

Он вспоминал: «Желая освободиться, я таким образом постоянно искал новых видений и вскоре исчерпал знакомые мне картины из дома и из ближайшего окружения. После того как я неоднократно прибегал к этим ментальным упражнениям, пытаясь отогнать все свои призраки, я заметил, что «обычная жизнь» терпит поражение, реальность призраков становится всё вернее. Затем, инстинктивно, я начал совершать экскурсы за пределы моего маленького мира, в котором жил, и вскоре увидел новые сцены. Вначале они были довольно туманны и убегали при попытке сосредоточиться на них, но вскоре мне удалось их задержать. Они приобретали силу и ясность и, наконец, сделались конкретными, как и подлинные предметы. Вскоре я обнаружил, что лучше всего чувствую себя, когда расслабляюсь и допускаю, чтобы само воображение влекло меня все дальше и дальше. Постоянно у меня возникали новые впечатления, и так начались мои ментальные путешествия. Каждую ночь, а иногда и днём, я, оставшись наедине с собой, отправлялся в эти путешествия – в неведомые места, города и страны, жил там, встречал людей, знакомился и завязывал дружбу и, как бы это ни казалось невероятным, они мне были столь же дороги, как и моя семья, и все эти иные миры были столь же интенсивны в своих проявлениях».

 

Изучая механизмы своей психической жизни, Тесла обнаружил, что ряд видений из «другой действительности» всегда находится в определённой связи с событиями из «настоящей действительности». Вскоре он обрёл способность осознавать эту причинную связь. Ему стало понятно, к его удовлетворению, что любая его мысль есть результат воздействия внешних впечатлений. «Не только мысли, но и действия возникают тем же способом, – утверждал он. – Спустя некоторое время мне было совершенно ясно, что я – всего лишь своего рода «автомат», одарённый способностью двигаться, отвечающий на раздражение чувствительных органов и мыслей. Практически результатом этого умозаключения многие годы спустя было открытие телеавтоматического контроля, законы которого я, наконец, постиг, хотя и вынашивал их в себе ещё раньше в виде неясных идей».

 

В своих записях Тесла часто говорит о своей предрасположенности к ментальным процессам, принцип которых соответствует тем, которым подчинена и природа. Этот врождённый дар, считает он, рождается как «рассеянное давление», вызывающее чувство потребности в следующем изобретении, ибо чего-то недоставало в опыте предыдущего исследователя. В этом он видит не только источник изобретательства вообще, но и некое доказательство воздействия закона иной действительности на человека. Короче, творческое воображение Тесла считает преддверием сознательного акта открытия.

 

По его словам, определённые выводы в нём возникали всегда спонтанно, причём в виде геометрических образов. Затем следовало осознание принципа открытия и физическая его интерпретация. Только тогда происходила формализация и потом выявление необходимых технических свойств материалов, необходимых для непрерывного действия сконструированной физической модели. Под работой над изобретением он, прежде всего, подразумевал борьбу за ментальное очищение, т.е. отстранение второстепенных идей и чувственно наполненных мелочей, что размывает ясность изображаемого принципа и усложняет подход к настоящей природе связей между принципиальными геометрическими узловыми элементами.

 

Процесс осознания принципа для Теслы завершён и готов к применению, когда установлена связь между геометрическими элементами. Открытие, таким образом, рождается в момент осознания соответствия элементов и их физических проявлений, так что в самом алгоритме обнаруживается физический закон, господствующий в действительном мире. Идея для Теслы окончательно выражается уже в акте творческого озарения.

 

Лишь потом – выбор параметров работы конкретного устройства, который следует из общих соображений. Таким результатом может быть конструкция индукционного мотора или модель вращающегося магнитного поля. И, как он сам говорил, метод мысленного усовершенствования он настолько отточил, что даже необходимые малейшие коррекции своего открытия он проделывал в уме, без единой физической проверки, что, разумеется, в определённой степени раскрывает тайну его работы, объём которой, при учёте всех его научных и технических инноваций, просто поразителен.

 

Тесла выдвинул также гипотезу об исключительном влиянии внешнего раздражителя на человеческое мышление и память и, ссылаясь на теорию Декарта, пришёл к выводу о космически обусловленном автоматизме субъективной человеческой работы и человеческой жизни вообще. Но так как следствием автоматической работы мозга, по свидетельству Теслы, может быть и творчество (появление никому не известных визуальных представлений), то он развивает и дополнительное предположение об обратимом воздействии зрительных центров мозга на сетчатку и в этом усматривает причину возникновения своих образов, приводивших к открытиям. Таким образом, человеческий мозг, хотя и перерабатывает информацию о внешних раздражителях, способен создавать новые образы и связи между отражающимися в нём явлениями реального и образами воображаемого мира.

 

И, наконец, по мнению Теслы, мысль, память, движение – это процессы с обратной связью (feedback), поэтому необходимо отметить, что при попытке осмыслить свой врождённый дар к изобретательству он осознал и роль кибернетики как отражения космических принципов организации материи и информации.

 

Будучи уверен, что Вселенная жива, а люди в определённой мере – «автоматы», ведущие себя в соответствии с планами Творца, Тесла выдвинул оригинальную теорию памяти. Он считал, что человеческий мозг не обладает способностью помнить в том смысле, как это принято считать (биохимически, вернее, биофизически), и память – это всего лишь реакция человеческого мозга на повторяющийся внешний раздражитель. В самом деле, необычно, что человек с на редкость отличной памятью каким был Тесла (он говорил на 7 – 8 языках), и обладавший при этом способностью к эйдетическому воображению, был убеждён, что человеческой памяти не существует. Ещё важнее, что автор сотен научных открытий не считал творчество своей заслугой и твёрдо заявлял, что исполняет роль проводника идей, идущих из мира идей в мир людей и практики. Всё это не выглядит так уж противоречиво, если вспомнить, что он, сын священника, на вопрос о своём вероисповедании отвечал, что верит в единственного Бога, не описанного ни в одной из религий, и что его вера ближе всего к буддизму. Позже Тесла всё теснее примыкал к буддизму, даже занимаясь йогой, следил за питанием, медитировал и последние годы жил в Нью-Йорке полностью аскетически, почти как индийский гуру или православный святой.

Тесле было 12 лет, когда он смог волевым актом подчинять свои видения и заменять их другими, но, как он сам заметил, ему никогда не удавалось подчинять себе внезапные вспышки света. Они обычно появлялись в определённых опасных ситуациях или при сильном возбуждении. Он писал: «В определённые моменты я замечал, что весь воздух вокруг меня наполнен языками настоящего пламени. Их интенсивность с годами вместо того, чтобы убывать, нарастала и достигла максимума в возрасте 25 лет. Однажды у меня было чувство, что пламенем охвачен и мой мозг, и маленькое сердце сияет у меня в голове» «Эти световые феномены, – писал Тесла на 65-м году жизни, – временами всё ещё появляются, особенно, когда какая-нибудь новая идея высветит неслыханные доселе возможности, однако, их интенсивность уже относительно слабая».

 

В состоянии расслабленности, ещё до того, как впасть в сон, Тесле также являлись интересные видения. Вот как он их описывает: «Закрыв глаза, я, прежде всего, замечал тёмный однотонный голубой фон, наподобие ясного беззвёздного неба. В несколько мгновений это поле покрывалось многочисленными зелёными пятнами, которые вибрировали, построенные несколькими рядами, и приближались ко мне. Затем с правой стороны появлялся удивительный узор из двух скоплений параллельных лилий, поставленных близко друг к другу и под прямым углом. Эта картина переливалась всеми красками с преобладанием жёлто-зелёной и золотой. Сразу затем линии становились светлее, и всё изображение начинало покрываться точками мерцающего света. Эта картина легко проходила по полю и начинала исчезать слева, оставляя за собой невероятно серый неподвижный фон, переходящий вскоре во множество облаков, пытающихся, возможно, приобрести форму живых образов. Странно, что я был не в силах спроектировать любую форму на этот серый фон до того, как картина начнёт сдвигаться».

 

«Каждый раз перед сном, – рассказывал Тесла, – изображения людей и объектов проходят перед моими глазами. Когда я их вижу, я знаю, что вскоре у меня отключится сознание. Если же они стоят вдали и не приближаются, то для меня это всегда означает ночь без сна».

 

Длительное время Тесла занимался разрешением вопроса смерти и внимательно следил за любыми её проявлениями в реальной жизни. «Только однажды в моём теперешнем существовании со мной случилось нечто, оставившее впечатление сверхъестественного, – пишет Тесла. – Это произошло во время смерти моей матери. Я был болен и изнурён лихорадкой, лежал в кровати. Вдруг я подумал, что, если моя мать умрёт вдали от меня, она, наверное, пошлёт мне какой-нибудь знак. 2 или 3 месяца спустя я был в Лондоне с моим уже покойным приятелем, английским учёным, сэром Вильямом Круксом, где шёл спор о спиритизме; я находился под полным впечатлением от его доводов, помня его проникновенный труд об «излучающей материи», который читал ещё будучи студентом, и благодаря которому я осознал в себе призвание электротехника. Мне подумалось, что предпосылки для того, чтобы заглянуть «за», довольно благоприятны, так как моя мать была женщиной с исключительно развитой интуицией. Целую ночь каждое волокно моего мозга напрягалось в ожидании, но до самого утра ничего не произошло, и только когда я заснул или, быть может, задремал, я увидел облако, несущее ангелоподобные фигуры божественной красоты. Одно из них взглянуло в мою сторону с любовью, и постепенно я узнал в нём свою мать. Привидение медленно плыло по комнате и, наконец, исчезло, и я резко проснулся от звука неописуемо приятных голосов. В этот момент уверенность, которую никакие слова не в силах описать, овладела мною, я знал, что в эту минуту моя мать умерла. И это было правдой».

 

В этот же день Тесла послал письмо Круксу, под влиянием видения и всё ещё больной. Эти двое учёных годами переписывались, но письма Теслы Круксу исчезли вместе с архивом Крукса в 1918 г. Огромный научный материал Крукса содержит многочисленные записи спиритических сеансов, проводимых в строго научно-экспериментальном ключе, и многие сотни фотографий с изображением материализованных призраков разных исторических эпох. Музей Теслы в Белграде хранит письмо Крукса Тесле от 1893 г., где тот благодарит за присланную особую электромагнитную спираль, производящую поле, в котором яснее проявляются очертания духов, и в то же время оно благоприятно влияет на состояние медиума, что облегчает проведение опыта.

 

Одновременно с Круксом в Лондоне, приступившим к научному изучению спиритических феноменов, в Петербурге тем же занялся Менделеев – в 70-х гг. XIX в. Сформированная в Петербурге комиссия специалистов после непродолжительной работы и около 10 сеансов пришла к выводу, что это чистое суеверие. С тех пор в Англии и России наука практически поделена на тайную, «ненастоящую», куда, кстати, относят и физику эфира Теслы, и явную «настоящую», университетскую, науку коммерческого направления, куда, к примеру, относят ядерную физику и теорию относительности.

 

Джон О’Нил, член многих тайных обществ, рассказал о Тесле интересную историю. Однажды Тесла поведал ему нечто позднее названное «любовным рассказом из жизни Теслы»: «Я кормил голубей, тысячи их, годами. Тысячи их, ибо кто может их все запомнить. Однако тут оказался один голубь – удивительная птица, белый со светло-серыми пятнами на крыльях; он сильно выделялся. Это была самка. Я мог узнать её повсюду, и она также могла найти меня где угодно. Был достаточно, чтобы я просто подумал о ней, позвал её, и она прилетала. Я чувствовал её, и она чувствовала меня, я полюбил эту птицу. Да, я любил эту птицу так, как мужчина любит женщину, и она тоже любила меня. Когда она заболевала, я об этом знал; она прилетала в мою комнату, и я днями ухаживал за ней, пока она не выздоравливала. Эта голубка была радостью моей жизни. Пока она нуждалась во мне, всё остальное было неважно – она была смыслом жизни. Как-то однажды ночью, когда я лежал в темноте в кровати и по обыкновению решал одну из очередных проблем, она влетела в открытое окно и села на мой стол. Я знал, что нужен ей: она хотела сообщить мне нечто важное, и поэтому я встал и подошёл. Глядя на неё, я знал, что она хочет мне сказать, что умрёт. Потом, когда я это понял, я увидел льющийся из её глаз свет – сильный луч света». Тесла на миг остановился и затем, как бы ожидая ответа, продолжил: «Да, это был реальный свет, сильный и яркий, ослепительный, ярче света самой сильной лампочки в моей лаборатории. Когда этот голубь умер, что-то ушло из моей жизни. До того момента я был совершенно уверен, что выполню все свои замыслы, и хотя у меня были далёкие планы, когда моя голубка умерла, я понял, что дело моей жизни закончено. Да, я годами кормил голубей, и всё ещё кормлю тысячи их, ведь, в конце концов, кто знает…».